Тимоти Шаламе: почему в тренде такой типаж и чем он отличается от признанных секс-символов

Time

Сначала Шаламе играет юного гея в «Зови меня своим именем» — и, между прочим, сразу оказывается номинантом на «Оскар». И это в 22 года, когда иные будущие звезды знать не знали, «кем они станут, когда вырастут». Затем последовали «Леди Бёрд», «Жаркие летние ночи» и «Недруги», а вот теперь еще и «Дюна» — и всем становится окончательно понятно, что вот он. Главный краш девочек-подростков, мам этих девочек и вообще всех на свете. Почему такой типаж оказался в тренде?

Секс-символы прошлого века

Ален Делон (на которого Тимоти все же несколько похож типажом), несомненные красавчики Марлон Брандо или Кларк Гейбл, Жан-Поль Бельмондо, Брэд Питт и Джонни Депп — все эти мужчины разбивали сердца поклонниц. Нужно еще упомянуть Леонардо ди Каприо, но он как раз отлично иллюстрирует то, как менялось общественное мнение. И женские интересы.

Перечисленные звезды — мужественные, сильные и надежные. Ну то есть в жизни они могли быть какими угодно (даже и не вполне традиционной ориентации, как сейчас выясняется о некоторых вот), но экранный посыл однозначный. Сильный мужчина, который «пришел, увидел, победил». Рядом с таким нужно быть однозначно женственной и слабой, говорит психолог Людмила Дао. Смотреть на него с придыханием, хотеть варить ему борщ, родить пятерых детей и спать в обнимку с его клетчатой рубашкой, когда он отправляется спасать мир. Ну или еще куда, это не так уж важно.

Тимоти: эльф, фарфоровая статуэтка, звездный мальчик

И тут появляется этот мальчик с точеными скулами, о которые можно порезаться в кровь. И миллионы людей (обоих полов, давайте по-честному, и любого возраста) это делают. И даже с радостью. Его полупрозрачная безупречная кожа, эти небрежно растрепанные локоны, узкое и гибкое тело — это мужчина-нимфа, вечно юный Питер Пэн. Который вроде бы играет в звезду, но на самом деле, конечно, ею является.

GQ

Прибавим сюда отменный вкус к моде (и любовь к винтажным брошкам): Шаламе с неподражаемым шармом носит вещи, в которых до него мало кто отваживался вот так запросто появляться на красных дорожках. Тот же Брэд Питт чертовски хорош до сих пор — но фактура все же не та, его в брошке или костюме оттенка пыльной розы все же сложно вообразить. Хотя казалось бы — и самоирония, и пронзительный взгляд, и вообще все остальное в комплекте.

Несколько похожие эмоции пробуждал в конце прошлого века юный тогда Ди Каприо — его хотелось обнять и плакать, этого мальчика. Но он очень быстро заматерел, превратился в просто хорошего актера. Да и внешность Лео, конечно, вовсе не настолько изящная и аристократичная, как у Тимоти.

Тимоти — безопасный и потому притягательный

Этот мужчина олицетворяет собой тип «сына лучшей подруги» — это явно очень хороший мальчик. Он поддерживает фем-движение и рассказывает о нелегкой женской участи (о ней он все знает, потому что обожает свою старшую сестру). Он гордится тем, что дал кому-то возможность совершить каминг-аут (и это тоже прекрасно). И вот уже Мэрил Стрип смотрит на него с поистине материнской нежностью — а вслед за ней и другие женщины. Миллионы других женщин. У которых никогда не было такого сына (или был и есть, но другой). А их дочки (и внучки) грезят об этом юном боге бессонными ночами.

Мечта тем и прекрасна, что она безопасна. Это уже не дикое ненасытное животное (вспомним хищный взгляд того же Гейбла), но интеллигентный безупречный человек. В первую очередь — человек, а не мужчина с ярко выраженным мускулинным магнетизмом. Который будоражит не только плоть, но и ум. Эстетические чувства. Материнские и сестринские инстинкты.

Time

Шаламе — словно бы бриллиант чистой воды, который сверкает всеми своими многочисленными гранями, безупречно попадая во вкусы всех категорий женщин. И потому не оставляет нам никакого шанса: его имя знают даже те, кто в кино последний раз ходил в конце 90-х — как раз порыдать на сцене, где Ди Каприо барахтается в ледяной воде. Это образ мужчины, который одинаково хорош для всех. Для молоденьких девочек — это совершенный образ бойфренда. Для мам — воплощение молодого любовника, которого вдруг стало не зазорно иметь. И даже гордиться им. Для поколения еще старше — это любимый внук, отрада и опора.

Рядом с таким мужчиной женщина сама (хотя бы в теории) может выбирать, какой ей быть. И быть ли вообще, а не сдаваться безоговорочно на милость победителя. Слабой или сильной. Агрессивной или податливой. Любовницей или другом. Соратницей или соблазнительницей. И это очень окрыляет — так здорово, что можно перестать втискиваться в рамки стереотипов. Так замечательно, что можно быть собой.


Источник: 7sisters.ru.

Поделиться