Странная парочка: интервью с Потапом и Настей Каменских

potap-i-nastya-kamenskih

Этот стебный и неожиданный дуэт смотрится очень цельно, хотя сами ребята утверждают, что в начале совместной карьеры ругались из-за каждой мелочи, но уже три года практически не расстаются.

Они похожи по темпераменту, но при этом совершенно разные по характеру. У Насти стремительная манера общения, разговор с ней оставляет впечатление беседы с давней приятельницей. Потап же не имеет ничего общего со сценическим имиджем хулигана. Несмотря на изрядную долю иронии и категоричность суждений, он исключительно вежлив и спокоен. Тем интереснее наблюдать, как они совершенно по-разному отвечают на одни и те же вопросы.

– Ваш сценический имидж вызывает предположение, что Алексей в детстве был хулиганом, а Настя – маминой дочкой. Насколько это соответствует действительности?

Потап: Я учился неплохо, за все годы было только две «тройки», в основном «четверки» и «пятерки», последних даже больше. Но типичным хорошистом назвать сложно, потому что много спорил с учителями, до слез их доводил. Родителей вызывали к директору, даже раз на меня заявление в милицию написали. Это позже сообразил, что надо быть дипломатичнее, хитрее, после чего находить общий язык с окружающими стало проще.
Настя: Я тоже была не подарок. Во мне уживаются сразу два человека: с одной стороны — мамина дочка, с другой – девчонка, которая с удовольствием играла во дворе в футбол. Взрывная смесь! Это не значит, что я двуличная. Просто в какой-то момент включается эдакая «сумасшедшинка», даже Потап говорит: «Иногда я думаю, что ты мальчик». В то же время, на сцене или в компании во мне проявляется женственность.potap_nastya_10

– С такими характерами вы наверняка доставляли немало хлопот родителям. Они наказывали за проступки?

П.: Моя мама — рекордсменка мира по плаванию, детский тренер, папа – военный. Как понимаете, воспитывали строго. Когда друзья шли гулять во двор, я торопился то на одну тренировку, то на другую. Занимался плаваньем, затем — водным поло. В первом случае «доплыл» до кандидата в мастера спорта, во втором – до мастера спорта. Это занимало все свободное от учебы время, и не было возможности даже пообщаться с друзьями, что заставляло меня бунтовать. Кроме того, с детства планировалось, что я стану юристом. Дедушка при Союзе занимал высокую прокурорскую должность, и я хотел быть похожим на него. Но бунтарская натура дала о себе знать, и я заявил, что стану музыкантом. Родители не воспринимали всерьез мое увлечение, хотя сами и привили эту любовь: папа играет на всех инструментах, у мамы тоже есть музыкальный талант.

– Алексей, после школы вы поступили в Университет физкультуры и спорта. Это была инициатива родителей?

П.: Нет, собственная. Пока тренировался, выступал на соревнованиях, попал в сборную Украины, а это – прямая дорога в инфиз. Кроме того, выбирал институт, где не пришлось бы на вступительных экзаменах сдавать математику. Инициативу родители проявили позже. Папа сказал, что нужно серьезное образование, и настоял, чтобы получил второе высшее в Национальном экономическом, специальность – бухучет и аудит, несмотря на то, что математику так и не полюбил.

– Настя, вас тоже держали в ежовых рукавицах?

Н.: Нет, я выросла в семье, где всем правит любовь. Родители обожают друг друга, у них остался какой-то юношеский романтизм, до сих пор на свидания друг к другу бегают. Это прекрасно, но я их ревную всю свою жизнь! Кстати, недавно ездила с ними отдыхать в Доминикану, так было ощущение, словно из нас троих я взрослая, а они подростки. Тем не менее, именно на такой основе я хочу строить свою семью. А по поводу профессии – мама с детства развивала мой музыкальный талант, уже в три года разучивала со мной ноты.

– Знаю также, что вы с детства изучали иностранные языки.

Н.: Да, именно так. Впервые я поехала в 5 лет в Париж, осваивать французский. Но вскоре вернулась и заявила, что больше туда ни ногой, настолько не понравилась страна, менталитет, да и сам язык. И вот когда через полтора-два года встал вопрос о том, чтобы на таких же условиях пожила в Италии, сопротивлялась, наученная предыдущим опытом. Но стоило приехать в эту страну, как сразу в нее влюбилась. Это было мое – бурный темперамент, музыкальный язык.

– То есть, с общением проблем не было?

Н.: Уже за две недели я усвоила элементарный набор фраз, которые применяются в быту. В течение семи лет туда периодически приезжала, и вскоре так привыкла к стране и языку, что по возвращении домой русский едва вспомнила. Кстати, до прошлого лета не была там уже лет восемь, и вот получилось вырваться.

Поделиться