Сергей Михалков. Последнее интервью журналу «Биография»

sergej_mihalkovСергей Михалков. Последнее интервью журналу «Биография»

Новость о кончине Сергея Владимировича потрясла нас до глубины души. Мы глубоко скорбим вместе с миллионами людей, для которых Михалков-старший был больше чем просто писатель, больше даже чем живой классик. Он стал родным и близким человеком, посредством своих книг вхожим в каждый дом , в каждую семью. По горькой иронии судьбы так получилось, что это интервью с Сергеем Владимировичем попало в онлайн-публикацию спустя день после того, как он покинул нас. Памяти этого замечательного человека мы и посвящаем данный текст.

Самый титулованный российский советский писатель Сергей Владимирович Михалков перешагнул через 96-ю годовщину. «Биография» решила переждать праздничную шумиху и отправилась в гости к мэтру, когда именинные страсти утихли.
Навстречу мне вышел худощавый энергичный мужчина. Его ясный ум, живая манера общения подкупили меня с первой секунды. Но больше всего меня поразили его глаза – по-юношески светлые и дерзкие. Действительно, детский писатель должен оставаться ребенком в душе! И как подтверждение этому в нынешнем году Сергей Владимирович номинирован на премию Астрид Линдгрен, учрежденную правительством Швеции.

– Сергей Владимирович, вам 96 лет. Жизнь – сложная штука?

Жизнь сложна своей простотой… Говорят, жизнь прожить – не поле перейти. А если поле заминировано? Мой путь – такой же, как и у большинства советских людей. Я жил жизнью нашей страны.

– Любите праздновать день рождения?

Люблю или не люблю – не важно. День рождения отмечать надо. Об этом мне сказала ясновидящая Ванга, которую я посетил в один из своих приездов в Болгарию. Переступив порог ее очень скромного дома, я увидел в кресле слепую провидицу. Рядом с ней сидела ее сестра, которая знает русский язык. Мне стало не по себе. Я волновался: а вдруг она скажет мне, как другим: «Иди. Не буду с тобой говорить». Но она произнесла: «Этот русский будет долго жить… Я вижу твою мать. Она сердится на тебя за то, что ты два года не отмечал день своего рождения». Это действительно было так.

– А гостей собираете в этот день?

На день рождения не обязательно собирать гостей. Его можно отметить и вдвоем, и впятером, но обязательно – в семейном кругу. И чем старше становишься, тем важнее отмечать. Скажи спасибо судьбе, что ты столько прожил – это же ее подарок.

– Сергей Владимирович, вы проявили себя во многих художественных жанрах. А кем сами себя считаете прежде всего?

На это у меня есть только одни ответ: я детский писатель.

– Значит ли это, что в вас по-прежнему живет ребенок?

Детским писателем может быть только тот, кто не порывает связи со своим детством. Человек живет в детстве до определенного времени, потом собирает свой багаж, уходит во взрослую жизнь и навсегда покидает царство детства. Я же сохранил удивительную связь с ребенком в себе…

– Своего знаменитого «Дядю Степу» вы написали, когда вам было 22, а спустя почти пять десятков лет решили написать продолжение. Почему?

Хотел закончить когда-то начатую поэму. И рассказал, как дядя Степа пошел работать в милицию, как у него родился сын Егор, который стал космонавтом. А дядя Степа, выйдя на пенсию, не престал дружить с ребятами.

– Сегодня вашим первым читателям где-то лет 70…

Бабушки и дедушки, которые сами читали мои книги в детстве, теперь покупают их внукам. Я посчитал, что за все время моих книг напечатано 250 миллионов экземпляров.

– Так вы настоящий миллионер!

Вы правы – настоящий миллионер, потому что мои миллионы это не деньги, а люди!

– У вас есть удивительная книга воспоминаний. Пользовались ли вы дневниковыми записями?

К сожалению, я не вел дневников. Поэтому воспоминания мои основаны на моей памяти. Я прожил большую жизнь, встретил много интересных людей. Эти встречи — сейчас, с высоты своего возраста, понимаю — нужно было фиксировать. А у меня не тот характер. Я очень завидовал Константину Симонову, который вел дневники, а потом их издал.

– Значит, чувство зависти вам присуще?

Да, я вообще завидую тем, кто хорошо поет, я не умею этого делать. Могу завидовать спортсменам, их достижениям, тому, какие рекорды ставят. А еще я завидую авторам хороших произведений, тому, что это написали они, а не я. Очень люблю «Василия Теркина» Твардовского. Ну, а если серьезно, что касается писателей, то я никому не завидовал и не завидую. Вот мне завидовал

Поделиться