Мэтт Деймон откровенно рассказал о семье и дочках

40-летний Мэтт Дэймон – один из самых востребованных голливудских актеров: с его участием выходит не менее трех фильмов в год. Перед премьерой новой картины «Меняя реальность» Мэтт встретился с Viva! в Нью-Йорке и в откровенном интервью рассказал о своей работе и счастливой семейной жизни.

Ничего удивительного в месте нашей встречи – отеле на Манхэттене – нет: с тех пор, как Мэтт с семьей переехал из Майами в Нью-Йорк, все его интервью проходят именно в Большом Яблоке. Таково главное условие артиста, не желающего лишний раз уезжать от жены и детей. И все же, хотя Мэтт любит этот город, он настолько привык к теплому климату Флориды, что не может не посетовать на стоящие здесь морозы. Дэймон выглядит слегка уставшим, но при этом его глаза излучают счастье. Спокойный, приятный, дружелюбный – и знаменитый на весь мир. По-американски простой: синие джинсы, серая кофта, забавная серая шапочка… Он сходу начинает расспрашивать меня, как дела и какая погода в наших краях – в Калифорнии. Мэтт Дэймон моментально располагает к себе!

– По глазам вижу: не выспался…

О да! (Улыбается) Завести четверых детей – значит, забыть о сне. Последние три месяца я вообще практически не спал – у нас 20 октября родилась четвертая дочка. Я как раз тогда закончил работу над фильмом «Меняя реальность». А перестал я спокойно спать с момента, когда жена отправилась в роддом. Помню, в то утро я читал книгу, и тут Люси говорит: «По-моему, началось». А я ей на это: «Нет, не может быть, сейчас же только октябрь!» Дочка должна была родиться в ноябре, двумя неделями позже. Да все наши дети появлялись на свет после 40-й недели! В общем, я в ужасе: «Не может быть, мы еще не готовы!», сел в машину, и мы поехали в роддом.

– Помогаешь жене с детьми?

Конечно! В первые дни после рождения Стеллы я вообще почти глаз не сомкнул – вместе смотрели за дочкой. Помогаю, как могу. В прошлом году на весь ноябрь взял отпуск, нигде не снимался, все время проводил с семьей.

– И как тебе в четвертый раз бессонные ночи, подгузники, детские смеси?

Ну, нелегко, конечно, но все не так уж плохо (смеется). Привык. Я знаю, что такое маленький ребенок, как с ним обращаться. И потом, мы в прошлом году с июля по сентябрь впервые за 15 лет устроили себе продолжительные каникулы, так что, думаю, теперь сил должно хватить.

– Почему решили назвать дочку Стеллой?

Мне нравится, что у этого имени богатая история. Оно несет в себе какую-то силу.

– Так это была твоя идея?

Да, мы с женой сидели на кухне и говорили о предстоящих родах (уже тогда знали, что у нас родится девочка), я предложил «Стелла» и Люси согласилась.

– А ты никогда не мечтал о сыне?

Скорее, нет. Я вспоминаю наше с братом детство: мы были озорниками, постоянно куда-то лезли, нам что-то нужно было, забирались на столы, холодильники, что-то вечно ломали. Просто ужас какой-то, не успеешь отвернуться – уже что-то натворили.
С девочками все совсем по-другому. Думаю, растить дочерей – более спокойное занятие.

– А если следующим родится мальчик?

Ну нет, мы с женой уже счастливы, нам достаточно детей. Скорее всего, на четырех и остановимся. В любом случае надо пока сделать перерыв. У меня все-таки нет цели получить от государства диплом многодетного отца. Уж лучше я заработаю какую-нибудь кинонаграду, мне это будет куда приятнее.

– Тем не менее ты уже многодетный отец. Наверное, тебе несложно находить общий язык с детьми-актерами на съемочной площадке?

Я бы сказал, мне интересно работать с детьми. Они более естественны, и если режиссер талантлив и может преподнести ребенку роль в качестве игры, то это великолепно работает. Порой на детях лежит большая ответственность за то, чтобы весь фильм получился удачным.
И очень важно подать это ребенку-актеру так, чтобы не ввести его в ступор, чтобы он раскрылся.

– Насколько мне известно, вы долгое время с семьей жили в Майами. А сейчас перебрались в Нью-Йорк – почему?

Меня все больше задействовали в фильмах, съемки которых проходили в Нью-Йорке, и поэтому мы переехали сюда. Я не хотел подолгу быть вдалеке от семьи. Мы счастливы здесь, и значит, все правильно. Если мне нужно будет длительное время сниматься, например, на Гавайях, то мы с удовольствием переедем и туда. К тому же мы не очень любим зиму в Нью-Йорке, здесь холодно. Я думаю, это все определенные знаки судьбы.

– А после съемок в фильме «Меняя реальность» тебе не приходило в голову, что это не знаки судьбы, а воля некого «бюро», которое направляет лю
дей в нужные им места?

Более того, может, там хотят как-то поменять мои планы? (Смеется) На самом деле я верю в то, что в этой жизни все неслучайно, и мне всегда было интересно, почему и зачем с людьми что-то происходит и к чему это приводит. А этот фильм о том, что в нашем в мире существует некое регулирующее бюро, которое контролирует судьбы людей, управляет нами. Мой герой хотел поступать по-своему, принимать собственные решения, а не жить по чьему-то указу. И вы можете увидеть, что из этого получилось.

– Значит, ты веришь в судьбу?

Да! Если, выходя из дому, вы что-то забыли, значит, вам лучше вернуться: возможно, таким образом судьба хочет от чего-то уберечь. Все надо делать так, как ты сам чувствуешь.

– Интересно, а у тебя было какое-то предчувствие перед тем, как ты встретил Лусиану?

Да, у меня хорошая интуиция. Несколько лет назад, когда моя карьера только начала идти в гору,  меня словно озарило. Будто увидел какой-то свет впереди. Оказалось, это был знак – вскоре я встретил свою будущую жену. Но предчувствовать что-то могу только на ближайшее время и абсолютно не знаю, что меня ждет через годы.

– Твоя мама профессор, преподает в Кембридже. Ты сам никогда не думал пойти по ее стопам?

Ну, я считаю себя довольно грамотным человеком. Основной мой предмет в Гарвардском университете, где я отучился, – английский, потом я стал брать уроки актерского мастерства. И если бы не сложилось с актерской карьерой, то я, скорее всего, преподавал бы актерское мастерство. Либо учил писать творческие материалы.

– Сейчас многие родители очень серьезно относятся к вопросу образования детей. Вы с женой этим уже интересуетесь?

Моя жена уже все изучила и знает об образовании довольно много: где и чему лучше учат, где хорошие преподаватели. Так что решение о том, в какую школу идут наши дети, как правило, принимает она, а я ей доверяю.

– Чем ты сейчас увлечен?

В смысле, чем я вообще увлекаюсь? Ну, скажем, после того, как в 1997 году я снялся в фильме «Шулера», где мой герой был игроком в покер, я периодически и сам играю в эту игру с друзьями. А если получается, то посещаю покерные турниры как гость.

– А как любишь развлекаться?

Можем с семьей и друзьями арендовать какое-то помещение (как, например, недавно боулинг-центр) и там весело провести время. Хотя я сам лично не любитель боулинга и не очень хорошо играю, но знаю, что многие его обожают.

Я слышала, ты скоро начнешь съемки в фильме Liberace с Майклом Дугласом. Это будет его первая картина после борьбы с тяжелым недугом – раком…

Да, я получил от Майкла по электронной почте письмо о том, что он готов приступить к съемкам. Забавно, он подписался «Твой бойфренд». Так что, думаю, теперь его жене Кэтрин и моей Люси тоже надо подружиться (улыбается).

– Если бы у тебя была возможность переписать свою судьбу, чтобы ты поменял?

Ничего. Я очень счастлив!

 

Поделиться