Хелена Бонем-Картер призналась в своем сумасшествии

Хелена Бонем-Картер призналась в своем сумасшествии (фото)

Эксцентричная звезда снялась в необычной сказочной фотосесии для Harper`s Bazaar и откровенно рассказала о своих страхах, психический расстройствам и браке с Тимом Бартоном.

В интервью изданию Хелена Бонем-Картер рассказала о том, чего о ней никто не знал. Чем немало удивила.

О трудных временах и честности:

Я очень плохо переносила те лекарства, которые мне в свое время прописали от бесплодия. Постоянно была в депрессии. Потом залезла в интернет и узнала, что этот препарат «может стать причиной серьезного психического расстройства». У звезд не принято рассказывать о таких деталях своей личной жизни, для публики всегда улыбка и «все окей», никто не скажет: «Ребята, у меня «крыша в пути!», — не станет плакать, жаловаться на боль и, главное, рассказывать правду. Но я пережила действительно тяжелые времена, я стала матерью двоих детей и не боюсь откровенно говорить о своем прошлом.

О семейной жизни и мультиках:

Жаль расстраивать, но ничего особо необычного в наших отношениях с Тимом нет. Главный совет, который могу дать после 11 лет жизни бок о бок с мужчиной: заведите второй телевизор. Это недешево, но это стоит того: пока муж с Билли [Билли Рэй, восьмилетний сын Хелены Бонем Картер и Тима Бартона — прим.ред.] смотрят футбол, мы с Нелл [почти четырехлетняя (день рождения отпразднуют 15 декабря) дочь знаменитой пары] в очередной раз пересматриваем «Рапунцель».

О своей матери и семейной трагедии:

Она не боится принимать вызов от жизни — и при этом всегда готова помочь буквально всем. Она лечилась от умственного расстройства и сама стала психиатром, чтобы вылечить других. Правда, иногда мама рассказывает мне, какую боль на самом деле приносит ей жизнь без отца — они провели вместе 46 лет, а восемь лет назад его не стало. Но эти «моменты слабости» — невероятная редкость, моя мама — самый сильный человек из всех, кого я знаю. Обычно женщины волнуются, думая, что когда-нибудь станут похожи на свою мать — а я вот не могу дождаться!

О своей дочери и своих «источниках силы»:

Когда ей исполнилось три, она сказала мне: «Мама, не обращайся со мной как с ребенком — я уже женщина!» Она, вообще, какой-то феноменальный ребенок и неиссякаемый источник силы для меня. Дочь и сын — два моих маленьких «источника».

О старости и свободе:

Сейчас я играю мисс Хэвишем в «Больших надеждах» Майка Ньюэлла. Она тоже чокнутая, как и я. Сумасшествие — это модно! А кроме платьев ХIX века, я без ума от грима: морщины, мешки под глазами, обвисшие щеки — все эти «приметы старости» меня — о, ужас! — совсем не пугают, и даже наоборот. Я думаю, старость — это освобождение.

Поделиться