Евгения Власова. Первое интервью после онкологии

Сейчас певица излучает радость и позитивные эмоции, а совсем недавно балансировала на грани… Но Женя нашла путь к солнцу из темного лабиринта болезни! И делится своим опытом с читателями Viva!

На день рождения Viva! в сентябре Женя пришла в забавной шапочке, которая была ей очень к лицу. Мы терялись в догадках: что означает эта смена имиджа? Где же роскошные длинные волосы, которыми так гордилась певица? И где она пропадала все лето? И еще – почему Женя буквально светится от радости? Наверное, у нее новый роман, порадовались мы…

Но правда, увы, оказалась слишком далека от наших предположений. Летом певица вовсе не путешествовала, а лечилась от страшного недуга. И волосы потеряла после трех курсов химиотерапии. «Но я не отношусь к тому, что со мной произошло, как к испытанию, – сказала нам Женя. – Скорее, как к уроку, которыми полна человеческая жизнь. И сейчас я испытываю неведомое мне раньше ощущение легкости». Когда мы договаривались о фотосессии, она попросила: «Я хочу, чтобы все было очень нарядно, светло и красочно!»…evgeniya_vlasova9

Словно маленькая девочка, которая тайком примеряет мамины наряды, Женя играла с платьями, аксессуарами, образами, превращаясь то в женщину-вамп, то в забавную принцессу, то в маленькую разбойницу – и на съемочной площадке царила атмосфера настоящего праздника. А вот разговор получился очень серьезный.

 

– Женя, несмотря ни на что ты чудесно выглядишь! В тебе столько огня, столько жизни, искренности! И публика тоже это замечает! На наш взгляд, ты стала еще более открытой миру…

Поверьте, именно такой меня знают самые близкие люди: моя семья и друзья. Я ничуть не изменилась. Другое дело: раньше когда я выходила в люди – закрывалась. Думаю, тут дело в детских комплексах, которые я преодолела совсем недавно.

– Тебя не устраивала твоя внешность или характер?

Ни то и ни другое. Надо мной довлел страх, что меня могут обидеть, сделать очень больно. Я ведь переживала подобное давным-давно. Мама родила меня в 18 лет, очень рано по советским понятиям, и к тому же была не замужем. Правда, через полтора года появился мой отчим, но соседям ведь только дай потолковать! Они говорили: «Эту девочку из 11-й квартиры к себе домой не пускаем»… Ну, и тому подобное.

Именно с тех времен во мне жил огромный страх, что кто-то может меня осудить, и поэтому, чтобы не ударили, я всегда внутренне старалась держать оборону. Но с возрастом, с житейским опытом, многое становится ясно. И всю жизнь я просто учусь доверять этому прекрасному миру, для того, чтобы было радостней в нем жить. Потому что когда ты полон страхов, это нехорошо.

– Да, на твою долю выпало немало испытаний…

Я думала раньше: самое страшное, что я пережила, – это развод. А оказывается – нет (улыбается).

Но, понимаете, ведь по-другому и быть не могло! То напряжение, в котором я всегда жила, – это ведь невозможно выдержать! Я тонкокожая, чувствительная, ранимая, все всегда очень близко принимаю к сердцу, пропускаю через душу. И если верить, что наши болезни от внутренних переживаний, от мыслей, – то, что происходило со мной в этом году, абсолютно закономерно, ведь глубокие женские обиды чаще всего перерастают в такие опухоли. Это признали психологи всего мира – к сожалению, это так.

Действительно, очень важно, что ты думаешь, как ты воспринимаешь жизнь. Моя болезнь научила меня еще более четко разделять истинные ценности от ерунды и относиться ко многим вещам философски.

– Ты сейчас так спокойно и мудро об этом говоришь… Неужели ты совсем не поддавалась панике?

У меня было мгновение ужаса. Я ведь ложилась на обыкновенную женскую операцию. А после на протяжении 5-ти дней ко мне все время заходил врач, и я видела, что он что-то хочет сообщить, но не решается. В конце концов, я у него прямо спросила: «Доктор, что у меня?». И он ответил: «У тебя то-то и то-то, и это требует химиотерапии». Я, конечно, разрыдалась сразу же, и первая мысль была о моей дочке. Для меня важно ее вырастить, увидеть своих внуков и желательно правнуков и быть в силах помогать ей идти по жизни. В тот момент меня интересовало одно: «Я буду жить?» Доктор ответил: «У тебя все будет хорошо»… И я стала бороться.

– Женя, не могу не спросить о твоих роскошных волосах, с которыми тебе пришлось расстаться…

Должна признаться, что в тот момент, когда я прощалась со своими локонами, я даже испытывала некоторое удовольствие. Есть такое поверье, что волосы накапливают жизненный негатив. Я очень тяжело пережила развод, весь этот период был для меня непростой… Знаете, я ведь несколько раз пор
ывалась коротко подстричься, но рука не поднималась. А тут жизнь сама все сделала!

Когда большая часть волос уже выпала, я пригласила больничного парикмахера (есть такой при каждой лечебнице) и попросила меня обрить – наголо! Когда все было кончено, мне стало страшно на себя смотреть, я к зеркалу сначала не подходила. Но понимала, что рано или поздно придется это сделать. А еще шокировало то, что было ужасно холодно: никогда не думала, что голова может так замерзать! Я могла уснуть только, когда одеялом голову укутывала. Но знаете, со мной сидела моя любимая невестка, жена моего брата, и тут же, при мне, крючком вязала мне такие милые шапочки! Они на какое-то время заменили мне волосы.

– Твоя дочка Ниночка понимала, что с тобой происходило?

Конечно, мы ее не посвящали во все, но когда Ниночка случайно увидела меня без волос, то она так расплакалась…

 

 

 

Поделиться