Евгений Миронов: 22 неизвестных фактa биографии

Кто он на самом деле: гениальный актер? Маменькин сынок? Король истерик? А, может, одинокий философ? Попробуем разобраться вместе!

1 Родился в год Огненной Лошади. «Я по гороскопу Стрелец, рожденный в год Огненной Лошади. Такое сочетание случается раз в 60 лет. Японские женщины в этот год стараются вообще не рожать, потому что невозможно предсказать будущее ребенка: его либо высоко вознесет, либо…»

2 Рос в простой семье. «Мои родители никакого отношения к искусству не имеют. В военном городке Татищево-5 под Саратовом, где мы прожили 15 лет, мама была электромонтажницей, отец – шофером. Позже я перевез их в Москву, где оба работали в театре: мама – билетером, отец – рабочим».

3    Изобрел новое блюдо. «Мы с сестрой в детстве придумали такое блюдо – каляка-маляка называется. Обжарили помидор с лучком, морковку, завернули все это в свиную шкурку – очень вкусно получилось!»

4  Хотел быть только артистом. «И родители, и сестра, и родственники всегда были уверены в том, что я стану артистом. И, о ужас! Я даже не думал, что могу не поступить, иначе весь маленький городок Татищево-5 перестал бы со мной здороваться».

5     Писал капустники и речевки. «В школе я был скромным пай-мальчиком. Но когда требовалось подготовить капустник или речевку, я сразу становился человеком номер один. Сам писал пьесы и сам исполнял в них главные роли. Лучшего класса по самодеятельности в школе не было, и меня все время старались перетащить в параллельный!»

6 Весело исполнял патриотические песни. «Однажды на школьной сцене я пел трагическую песню об умирающем комсомольце, а зал просто лежал от хохота. Такое во сне не приснится! Я возвращался из школы, чуть ли не рыдая. А мне говорили, что я клоун: «Ой, тебе точно в цирк надо!»

7 Мог зарабатывать на свадьбах. «Я учился в музыкальной школе по классу аккордеона. Ненавидел его страшно и всегда просил: «Мам, я хочу на фортепиано!» А она обычно отвечала: «Женя, ты что? Мы живем в маленьком городке. Если что, будешь зарабатывать на свадьбах – это же хлеб!»

8 До сих пор видит сны о родном поселке. «Мне часто снится Татищево-5. Я иду по улице, по которой меня мама провожала в школу. Нередко вижу то, что вызывало самые сильные впечатления, – похороны, например. У нас они были нередкими, потому что в военном городке происходили частые ЧП: то вертолет разобьется, то еще что-то. Эти ощущения – похороны, военные, музыка, оркестр – были самыми страшными. Но остались и другие, очень светлые воспоминания. Таял снег, наш дом стоял немного в низине, и огромное количество воды разливалось рядом в леске. Мы обожали гулять возле этого маленького моря. Во сне я абсолютно четко вижу именно это место: лесок, большое дерево, которое почему-то спилено. Я очень хочу вернуться туда и посмотреть, осталось оно или нет».

9 Придумал автограф в 14 лет. «Когда я поступил в театральное училище в Саратове, мне было всего 14 лет. Но славы хотелось! В то время артисты становились популярными, как сейчас политики, они были кумирами, которым верили. Мне хотелось стать таким же. Хотелось поклонниц, автографы давать. Я даже специально придумывал себе автограф. Сидел дома и тренировался. Наверное, прочтут это и скажут: какой же глупый был мальчик. Мало того, мне папа помогал и разработал такую красивую подпись, что я до сих пор ею пользуюсь. Красота немыслимая!» (смеется)

10 Рассчитывал пожить у Олега Павловича Табакова. «После Саратовского училища я собрался в Москву в школу-студию МХАТ. Я знал, куда еду, – к Табакову. Видел по телевизору, как он разговаривал с артистами, и понял: я должен быть в этом театре, учиться у него на курсе. Приехал, стою с чемоданом, жду у входа Олега Павловича. Думаю: «Ну, первое время смогу пожить у него».

11 Получил отворот-поворот. «Стою, мерзну на Тверском бульваре возле МХАТа и поджидаю Олега Павловича. «Здрасьте, – говорю, – я из Саратова». Хитрый был ужасно – думал, Табаков сразу купится: ведь сам он саратовский. Он на ходу продиктовал домашний телефон и исчез. Но, конечно, Олег Павлович не поселил меня у себя дома».

12 Добился своего. «Недели через две я добился показа, и вскоре Олег Павлович принял меня на свой курс – сразу на второй. Пришлось экстерном сдавать экзамены за первый курс. Напряжение было колоссальное. Спал по два часа в сутки. Но я был одержим, уверен в своих силах – наглость моя порой переходила всякие границы. От такой наглости,
говорят, горы раздвигаются».

13 Спорил с педагогом. «Вспоминаю, как мы учились у Табакова. Что заставляло его после спектакля, когда он только что отыграл тяжелую роль, ехать в подвал в «Табакерку» и с нами репетировать? А мы еще позволяли себе ругаться, спорить!»

14 Сносил критику. «Табаков двоек не ставил. Он говорил, что я, как и все остальные, ноль, бездарность.Меня это подхлестывало. У него такой очень жесткий метод. А иногда он хвалил после спектакля: «Вот сегодня – дааа..!» И я летаю».

15 Прогуливал пары. «Я был ужасно закомплексован, прогуливал страшно. Например, занятие у Табакова проходило на пятом этаже, а у кого-то из других преподавателей – на четвертом. И там, и там я был занят в этюдах. Я уходил от Табакова, говоря: «Извините, пожалуйста, меня ждут на четвертом». Заходил туда: «Извините, пожалуйста, меня ждет Олег Павлович на пятом». А сам в это время шел и прогуливал, потому что было очень тяжело. Но я понимал, что так могу очень скоро оказаться в Саратовском ТЮЗе».

16 Принимал приветы для «папы». «Вы знаете, что у моего папы фамилия Миронов, а у мамы – Доронина? При этом родители не имеют отношения к театру, а меня все долго принимали за внебрачного сына Андрея Миронова. На съемках моего первого фильма «Перед рассветом» у меня брали автографы именно как у сына Андрея Александровича, а потом еще просили передать приветы папе. Мне стыдно было признаться, что я однофамилец».

17 Пользовался фамильным сходством. «Я очень любил Андрея Миронова и никогда не хотел быть похожим на него. Потому что такое невозможно. Это же был человек-фейерверк! Но мне в голову не приходило, что у меня такая же фамилия. Мне-то казалось, что и так ясно: ?я другой Миронов. Правда, в студенческие годы я этим фамильным сходством пользовался».

18  Вводил в заблуждение вахтерш. «В общежитии со служебного телефона разрешали звонить только детям актеров. И – мне! Я не понимал, за что такое счастье, пока бабушка-вахтерша не сказала: «Ты не бойся, мы же все понимаем. Ты – внебрачный сын Миронова. Похож-то как!» Вахтерши меня жалели: дескать, столичная звезда в Саратове «наследила». Тогда я не понимал, что эксплуатирую чужую любовь и славу. Позже, когда не стало Андрея Александровича, мне начали приносить соболезнования, ?и тут я уже не мог ни в чем признаться по другим причинам, молчал».

19  Окунулся в светскую жизнь. «Москва сразу ударила по башке. Свобода, ночная Москва, светская жизнь, лето, подготовка к экзаменам. Я помню, как в общаге мы справляли день рождения: мой, Володи Машкова и Юры Екимова – в один день. Тогда весь институт собрался к нам в комнату. Мы страшно веселились».

20  Научился запекать курицу. «Когда мама присылала деньги, я в общежитии готовил курицу. Обкладывал всякой всячиной, запекал в духовке – вся общага сбегалась. А Машков жарил голубей. Мы с ним вместе жили».

21  Перетянул в столицу всю семью. «Первой в Москву приехала мама, когда я заболел. Выходила меня и осталась. Потом взяли сестру Оксану в Классический балет, и она перебралась к нам. Папа сказал: «Что же вы меня оставили?» – и тоже приехал. Так мы и жили пять лет с общей кухней и очередью в душ. И неплохо жили! Вещей не было – ели на ящике из магазина. Мама сшила скатерть и очень уютно сервировала ящик-стол».

22  Чувствует себя виноватым перед родителями. «Родители всегда были за нас с сестрой: радовались успехам, болели нашими болячками. Я даже чувствую себя виноватым, что у них практически не было нормальной личной жизни. Ведь они могли спокойно жить ?в Саратове, заниматься своим делом. Мама одно время даже клакерствовала. Когда я выходил на сцену, кричала «Браво!», вызывала зрителей на аплодисменты. Пока ?я не сказал: «Мама, не надо!»

 

Поделиться