Дмитрий Шепелев: Называющие меня секс-символом просто не видели меня утром!

Дима Шепелев покорил Минск, потом – Киев. Теперь на очереди Москва. Популярный телеведущий и сексимвол столиц трех братских государств рассказал Viva! о своих мечтах и амбициях.

Обаятельный, веселый, с чудесной улыбкой – таким Дмитрий Шепелев появляется в телеэфирах развлекательных программ. Но за кажущейся легкостью скрывается твердый характер, сильная воля и четкое видение собственных целей. «Не хочу быть состарившейся телезвездой, – признался нам Дима. – В какой-то момент будет очень своевременно оказаться за кадром и решать намного больше, чем это возможно под светом софитов». Да, пока все силы и устремления Димы сосредоточены на карьере, но это делает его еще более привлекательным для зрительниц и оставляет надежду поклонницам, ведь сердце секс-символа трех столиц пока свободно.

– Дима, нам интересно о тебе все…

Буду откровенен. Я родился в городе Минске. Это столица Белоруссии.

– А в Киеве сколько прожил?

Все время пересчитываю, и все время разные цифры получаются. Думаю, около пяти лет. У меня вообще были не очень хорошие оценки по математике.

– Тебе не давались точные науки?

Я очень рано понял, чем именно хочу заниматься. Уже в 9 лет сказал отцу, что хочу быть радио-диджеем. Я слушал радио круглые сутки, и мне очень нравились завораживающие голоса ведущих. А отец мне задал абсолютно законный вопрос: «Чем ты, сын мой, собираешься зарабатывать на жизнь?»

– Родители не имеют отношения к журналистике?

Я на три поколения назад – не знаю, как уж вперед получится – единственный гуманитарий. Абсолютно. «Чей ты, мальчик?» – спрашивала меня мама, покачивая на руках. Тогда я не мог ответить, но вот теперь у меня есть возможность сказать, что я ее сын, просто у меня совсем другие интересы.

– Какие именно?

Одна моя подруга, уже взрослая женщина, чудесно сформулировала: «Послушай, ты должен получать кайф от того, что ты делаешь, а тебе за это должны платить». Проще не скажешь. Я занимаюсь тем, что мне интересно. И делаю это вовсе не для того, чтобы, когда я входил в кафе, мне немедленно давали бесплатный стакан воды. Я увлечен своим делом, но как только мне станет неинтересно – я брошу.

– Шоу-бизнес, органической частью которого ты являешься, предполагает умение петь и танцевать. Как у тебя с этим?

Танцами бальными занимался два года. И подростка не многому научили в Доме профсоюзов города Минска…

– Хотя бы вальсировать умеешь?

Вальсировать – могу. Однако не пою! Вернее, стараюсь не петь, чтобы не шокировать окружающих. Наверное, нет слуха (вздыхает). Мои скромные попытки запеть не увенчались успехом. Я это делал один, в квартире, при закрытых дверях… Но когда слышал стук соседей в стену и плач грудных детей, сразу понимал, что дело плохо. Конечно, я мечтал стать рок-музыкантом, но не зашел дальше того, что отрастил длинные волосы. Это и стало моим главным музыкальным достижением. И ни один музыкальный инструмент мной так и не был освоен. Сейчас я очень бы хотел научиться играть на фортепиано.

– Не поздновато ли?

Конечно, я бы сделал это в детстве. Но у меня была страшная травма… До сих пор помню в подробностях эту историю: меня поставили перед роялем, нажали на три клавиши, сказали: «Внимание, мальчик!» и нажали те же клавиши, но в другой последовательности. «Мальчик, – спросила меня строгая тетя, – а что мы тут поменяли?» Я был очень перепуган и робко сказал: «Вторую клавишу?» «Нет, мальчик», – торжественно и зловеще ответила тетя и вывела меня из класса, сказав, что я ни на что не годен.

– Дима, признайся, откуда у тебя эта удивительная власть над залом? Ты с одинаковым блеском и гасишь конфликты, и развлекаешь публику…

Спасибо огромное Алану Чумаку и Анатолию Кашпировскому. Вы помните, как они заряжали воду прямо из телевизора. Каждый раз, когда по телевизору шли эти сеансы, я впадал в приятное забытье…

– Ага, значит, тебя можно загипнотизировать?!

Это других гипнотизировали, а вот я набирался опыта.

– Тебя все чаще называют секс-символом…

Эти люди не видели меня утром! А уж если бы кто-нибудь проник ко мне домой и сфотографировал меня спящим, меня бы точно вычеркнули из этого рейтинга. Мне было бы более приятно, если бы меня внесли в список журнала «Форбс», например. Или в список самых влиятельных людей Украины. Конечно, будь мне 16 лет, я бы еще обязательно и плоды пожинал. А так…

– Неужто не пожинаешь?

Вы имеете в виду, к
адрю ли я девушек в половине двенадцатого ночи возле метро «Арсенальная» с фразой: «Привет, ты узнаешь меня?» И когда она отвечает: «Честно говоря, нет!» – с позором ухожу?

– А что, именно там кадришь?

О чем вы говорите, конечно! (смотрит на часы) Осталось всего полчаса, давайте следующий вопрос.

– Насчет журнала «Форбс» очень интересно. Ты амбициозный человек?

Честно говоря, да.

– А хочется всего и сразу или медленно и постепенно?

Всего и сразу не получится. Это я уже понял. Хочется всего и постепенно. Как минимум – остров.

– Необитаемый?

После того как я побывал на Мальдивах, иногда меня посещают такие мысли. Но это на склоне моих лет, лет через 70. А сейчас ни в коем случае! Я социальный человек. На днях, так получилось, меня закрыли в квартире, я просидел целый день дома и понял, что тяжеловато быть одному.

А что касается амбиций… Когда я был студентом, мои сокурсники ели «кириешки» и запивали их водой. А у меня уже тогда была возможность пригласить девушку в ресторан. И для меня это важно. Мне никто и ни в чем не помогал, потому что мои родители занимаются совершенно другими вещами, им сложно дать мне профессиональный совет. И все то немногое, что у меня есть сейчас, – все сделано мной. Пять лет назад я приехал в незнакомый город, никого здесь не зная, и жил на 70 долларов. Мне это удавалось с трудом, конечно. А теперь, приходя в колбасный отдел, я чувствую себя успешным человеком.

– А в отделе автомобилей?

Это моя слабость. Не могу сказать, что я «транжирю деньги на авто» и сменил уже кучу машин. Скорее, я наблюдаю и любуюсь… Предпочтения мои идут далеко. Очень хочу купить себе какой-нибудь Maserati.

– Колбаса, автомобили – сплошные игрушки для больших мальчиков…

Ну да, вы же разговариваете с мужчиной!

– И экстрим?

О да! Очень впечатлили меня занятия скалолазанием, когда ты на дрожащих пальчиках тащишь свое жирное тело по утесу и пытаешься его спрятать.

– Так уж и жирное…

Ну, это по Максиму Горькому… Открою вам секрет: я боюсь высоты, так что это было вдвойне страшно и вдвойне интересно. Поэтому я с удовольствием этим занимался. Мне хочется испытывать себя дальше, и я мечтаю осуществить морское путешествие. Самое примитивное, на 6-7-местной яхте, из Турции в Грецию, например. И не туристом, а только членом команды.dmitrij

– Капитаном?

Да ни в коем случае! Наоборот, радость мне доставит грязная мужская работа. Натягивать паруса, готовить на камбузе, тошнить за борт… Чтобы не было ничего причесанного. Есть такое предложение, и я намерен его принять. А еще хочу со школы мечтаю оказаться на рыболовном судне где-нибудь на Аляске.

– Там ведь холодно, голодно и качает…

Хочу попробовать. Ради ощущений, не ради географии.

– А сердце сурового и мужественного человека свободно? Чтобы не испортить твой имидж, мы не будем писать о том, что ты девушек под «Арсенальной» кадришь…

Напишите, я разрешаю. Это поможет вам продать номер.

– Спасибо! А если серьезно, в твоей жизни была большая и чистая любовь?

Я влюбился в первый раз в детском саду, за что немедленно поплатится. Девочка попросила, нет, потребовала, чтобы я женился на ней. Я отказал – и с этого момента понял, что женщины не так просты. Она разрыдалась, а меня закрыли во время тихого часа в наказание.

Я прекрасно помню свою первую любовь. Я крал из родительского бара конфеты «Рафаэлло». Помните, они продавались в упаковке по три штучки? Я отрезал ножницами одну и шел в школу, мечтая, что преподнесу любимой конфету, и она за это позволит проводить ее домой, поднести ее портфель. Но к концу учебного дня конфета сминалась, и я видел такую себе неаппетитную пластинку, которая не годилась для дара любви. И я съедал ее сам.

– То есть проводить любимую домой так и не удалось?

Удалось, все было! Мы с моим другом были влюблены в одну девушку и соревновались, кто будет провожать ее домой и кто будет с ней танцевать на школьной дискотеке. Но когда мой друг уехал в другую страну, любовь резко прошла… А потом было много влюбленностей – я очень влюбчивый человек.

– И надолго хватает задора?

Ну, с кем как…

– Дима, а нет ли у тебя в планах: «жена, дети, прожить долго и счастливо и у
мереть в один день»?

Ну, во-первых, умирать я не собираюсь. А во-вторых, умирать с кем бы то ни было в один день – тем более. Я не очень верю в институт брака. И не потому, что мне хочется погулять, или я не сделал всего, чего хотел, или еще не попал в золотую сотню… Мне кажется, что при всех своих плюсах брак несколько ограничивает и одного, и другого человека. Однажды я уже был женат, но это продлилось всего полтора месяца, мне не понравилось. Знаете, как в спорте: заказал вес и не взял… Поэтому сейчас, в свои 26, я сторонник более свободных, но не менее ответственных отношений.

Да, вокруг меня много красивых, умных женщин, я наслаждаюсь их обществом, уважаю. Но мне слишком хорошо и слишком интересно жить! В этом плане я совершенно всеяден, наполняю свою голову музыкой, литературой, фильмами, путешествиями и, конечно же, работой.

Я очень счастливый человек: занимаюсь любимым делом, и у меня масса планов!


Поделиться